В России до сих пор запрещено промышленное возделывание модифицированной сои и других ГМ-растений, но импорт и использование в пищевых и кормовых целях у нас разрешены. Доля нашей страны в мировом производстве ГМ-сои по площади посевов в 2015 г. по оценкам FAO составляет менее 0,1% (использование иностранного семенного материала, опытные поля). В соответствии с законодательным запретом, практически вся соя, выращенная на отечественных полях, — это «натуральная» соя без генетических модификаций.

Трансгенная соя — первый продукт из импортируемых генетически модифицированных источников, который получил “права гражданства” в России. В 1999 г. трансгенной сое выдано регистрационное удостоверение “номер один”, подписанное Главным государственным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко. С 2002 г. на территории России информация об использовании ГМ-сои в составе продуктов питания обязательно должна присутствовать на этикетке товара, если её содержание превышает 5%. Для привлечения внимания покупателей в маркетинговых целях может использоваться маркировка «без ГМО» даже на той продукции, где присутствует ГМ-соя в меньшем количестве.

Последние 10 лет отмечается стабильный рост объемов производства этой культуры в нашей стране в основном за счет увеличения посевных площадей, составивших в 2014 г. 1,5 млн га (валовый сбор в 2014 г. – более 1,7 млн т). Также растет импорт соевых бобов в Россию, большая часть из которых генетически модифицирована. В 2009 г. было импортировано 490 тыс. т, в 2010 г. – более 500 тыс. т, а в 2011 г. по прогнозам USDA импорт составит более 550 тыс. т.

Потребность отечественной промышленности в соевом сырье на сегодняшний день удовлетворяется лишь на 20% за счет собственной сои, дефицит соевого белка для иных отраслей хозяйства составляет 80-90% от производимого количества (Ващенко А.П., 2009; Чайка А.К., 2010 и др.). Среднегодовой дефицит пищевого и кормового белка в России – 3,0-3,5 млн т. По данным Минсельхоза России к 2020 г. планируется увеличить мощности по переработке сои до 6,7 млн т/год; посевные площади составят не менее 3,0-3,5 млн га. Внутренний спрос на сою обусловлен потребностью в расширении кормовой базы для животноводства – зелёная масса, сенаж, сено, жмых, шрот, добавки в комбикорма (более 80% от производимых объемов сои), а также возрастанием потребления сырья для перерабатывающей промышленности, включая пищевую (Устюжанин А.С., 2010 и др.).

Основное российское производство «натуральной» сои традиционно сосредоточено на Дальнем Востоке. На территорию Дальневосточного региона приходится более половины всех посевных площадей сои в России (980,5 тыс. га), в том числе в Амурской области – около 40% от общей площади посевов (650,2 тыс. га); Приморский (около 12%; 174,9 тыс. га) и Хабаровский (1,3%; 19,4 тыс. га) края, Еврейская АО (6%; 92,1 тыс. га). Регион располагает значительным потенциалом для выращивания высококачественной сои, но средняя урожайность ее за последние 10 лет остается низкой – 9-11 ц/га, валовые сборы – нестабильны и зависят от метеорологических условий года, а биоклиматический потенциал региона для рассматриваемой культуры используется не более чем на 35-60% (Синеговская В.Т., 2009; Росстат, 2015; рис. 3).

Рис. 3. Распределение посевных площадей сои в РФ (Минсельхоз России, 2015),тыс. га

 

В настоящее время сельскохозяйственная продукция производится во всех девяти субъектах Дальневосточного федерального округа. Различные по величине территории и их неодинаковое географическое положение предопределяют основное направление их деятельности (Чайка А.К., 2009). В южных районах Дальнего Востока больше производится продукции растениеводства, в северных – животноводства (рис. 4).

Рис. 4. Производство продукции растениеводства и животноводства в субъектах Дальневосточного ФО (2005-2015 гг.), млн руб.

 

С геоморфологической точки зрения Дальневосточный регион является депрессией, представляющей собой древнюю аллювиальную равнину. По характеру рельефа Дальний Восток является горной территорией, где равнины занимают 20% площади региона (Костенков Н.М., Ознобихин В.И., 2009). В целом сельскохозяйственные угодья занимают 2% территории, в том числе пашня – 1%, а 98% приходится на крутые склоны, горные леса, оленьи пастбища. Практически весь пахотный фонд находится в южной части Дальневосточного региона и наиболее пригодные по термическим условиям для ведения сельского хозяйства почвы освоены (Быстрицкий С.П., 1998).

Амурская область — основной сельскохозяйственный район Дальнего Востока и лучше остальных в округе обеспечена пашней: на одного жителя приходится 2,0 га пашни. По этому показателю область приближается к таким развитым в аграрном отношении странам как Канада – 2,2 га/чел., Австралия – 3,0 га/чел., США – 1,2 га/чел. (Матвеенко Т. И., 2009). Амурская област граничит с Китаем, Забайкальским краем, Республикой Саха (Якутия), Хабаровским краем и Еврейской АО, относительно близко располагается к странам Азиатско-Тихоокеанского региона – Корее и Японии. На территории области сосредоточено около 40% сельскохозяйственных угодий и свыше 50% посевных площадей Дальневосточного региона, что, с учетом относительно благоприятного климата, обеспечивает преимущества для развития сельского хозяйства, которое составляет на сегодняшний день около 8% от всего объема внутреннего регионального продукта – ВРП (рис. 5).

Рис. 5. Отраслевая структура ВРП Амурской области (Росстат, 2015), %