В статье обосновывается использование сои для решения проблемы продовольственной безопасности. Дается краткий обзор исследований по генетически модифицированным растениям в с/х. Показано распространение ГМ-сои в России и в мире. Рассматривается вопрос о целесообразности использования трансгенных сортов сои. Проводится краткий обзор рынка  пищевой продукции, произведенной из ГМ-сои. Ставится проблема импорта в Россию продукции из ГМ-сои. Обсуждается целесообразность законодательного запрета выращивания ГМ-сои в России. Рассматривается возможность ГМ-импортозамещения соевой продукции для обеспечения продовольственной безопасности России.

Ключевые слова: натуральная соя, без ГМО, ГМ-соя, ГМО-соя, соя в России, выращивание сои, продовольственная безопасность, соя, борьба с голодом, рынок сои, продовольственная проблема, дефицит белка, стратегия развития соеводства, продовольственные ресурсы, соевый кластер, социокультурный феномен.

 

Дефицит белка – природоресурсная катастрофа?

Социально-экономические процессы в развивающихся странах, характеризующиеся стабилизацией объемов производимой продукции сельского хозяйства при стабильном росте населения, поставили перед научным сообществом задачу обеспечения продовольственной безопасности (food security), которая впервые была сформулирована в 1974 г. на Всемирной конференции по проблемам продовольствия ФАО в Риме. Существующая динамика производства не удовлетворяла потребности населения Земли в питании и растительном сырье, а прогнозы и стратегии развития сельского хозяйства на ближайшие 10-20 лет предсказывали нарастание продовольственных проблем. С одной стороны остро стояла необходимость выведения новых сортов сельскохозяйственных культур и разработки научно-обоснованных технологических приемов их возделывания, а с другой – реструктуризация сельскохозяйственного производства.

В аналитическом прогнозе ФАО отмечается, что к 2030 г. мировой спрос на пищевые продукты увеличится на 50%, а площади, занятые под сельскохозяйственные культуры, возрастут всего на 10% (без учета площадей, занятых под культуры, используемые для производства биотоплива) при условии роста урожаев на 35% по основным продовольственным культурам [1] (рис. 1). Это означает, что в долгосрочной перспективе расходы на питание в развивающихся странах могут составить более 50% доходов семьи, а количество голодающих людей будет увеличиваться на 16 млн человек на каждый процент увеличения цены на продовольствие.

Рис. 1. Прогноз урожая основных сельскохозяйственных культур до 2030 г. (FAO)

 

Реструктуризация посевных площадей для решения продовольственных задач шла по пути формирования белковых растительных кластеров, ведь именно увеличение использования растительного белка рассматривается в качестве основного способа снижения белкового дефицита в рационе питания жителей развивающихся и некоторых развитых стран [2]. В частности, по данным НИИ Питания РАН, последние 20 лет дефицит пищевого белка в России превысил 1 млн тонн, что ограничивает возможности по достижению установленных норм физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для всех категорий граждан [3].

Есть два способа решения этой проблемы – расширение скотоводческого производства и балансирование рациона при помощи растительного белка. При этом для увеличения количества скотоводческой продукции необходимо, чтобы корма также были высокобелковыми и сбалансированными, что опять же требует выращивания высокобелковых растительных культур. Как выйти из этой ситуации?

 

Как начиналась генетическая модификация растений

 Генетическая модификация (ГМ) растительных организмов – это целенаправленное изменение генотипа (совокупности генов) организма в отличие от случайных изменений или мутаций, закрепляющихся посредством традиционной селекции и гибридизации. Генная инженерия дает возможность получить качественно новые заранее прогнозируемые признаки, которые не были присущи организмам в популяции.

Например, картофель, устойчивый к колорадскому жуку, был создан путем введения в геном картофеля гена почвенной бактерии Bacillus thuringiensis, которая в естественых условиях вырабатывает Cry-белки, убивающие определенные виды насекомых. Полученные таким образом растения картофеля синтезируют Cry-белок в собственных тканях и являются устойчивыми к колорадскому жуку. Для человека и других теплокровных это вещество не токсично.

Соя также стала объектом генной модификации, и на сегодняшний день около 80% всех соевых площадей засеяны более чем 30 сортами генетически-модифицированной (ГМ) сои; большая часть производимой в мире соевой продукции основана на ГМ-материале. В России выращиваются значительные объемы сои (2,6 млн т в 2015 г.), которые согласно законодательным условиям выращены из натурального семенного материала [4].

Началом эры генной инженерии растений можно считать 1977 г., когда британский биохимик Кембриджского университета Фредерик Сэнгер предложил метод секвенирования ДНК, позволяющий определять последовательность генов. Сегодня этот метод известен в науке как «метод Сэнгера» или «метод обрыва цепи», а его автор – единственный в истории человек, удостоившийся двух Нобелевских премий по химии, последняя из которых была ему присуждена за разработку этого метода. Использование описанного метода ознаменовало прорыв в генетических исследованиях, позволив, в том числе, полностью расшифровать геном человека.

В агросфере генетические исследования вышли на новый уровень благодаря целенаправленной работе нескольких научных групп по переносу гена почвенной бактерии Agrobacterium tumefaciens в растение. В естественной среде эти бактерии делают такой же перенос гена в геномы многих растений для того, чтобы «перепрограммировать» их на производство необходимых этим бактериям питательных веществ. После того как механизм подобного переноса генов стал понятен ученым, стало возможным модифицировать растения таким образом, чтобы вместо полезных бактериям свойств, у растений появлялись свойства, полезные человеку. Описанный метод получил название агробактериальной трансформации растений и на сегодня является наиболее распространенным.

Первыми ГМ-растениями были табак, томат, рапс, кукуруза, хлопок и соя, созданные в период с 1982 по 1995 гг. Успешные полевые испытания ГМ-табака прошли во Франции и США в 1986 году. В это же время начались испытания ГМ-сои первого поколения, устойчивой к гербицидам. Промышленное выращивание трансгенных культур началось в 1994 г.: в мире ими было засеяно 1,5 млн га.

В 1996 г. началось крупномасштабное промышленное выращивание ГМ-растений: в мире было засеяно трансгенными культурами около 1,7 млн га. В то же время компания Монсанто выпустила на рынок ГМ-сою с новым признаком Roundup Ready (RR-соя), устойчивую к гербициду Раундап. Главным преимуществом новой ГМ-сои было то, что её проще и дешевле выращивать, так как можно намного эффективнее бороться с сорняками, сократить общее количество обработок различными гербицидами и таким образом существенно экономить время и деньги [5].

В настоящее время в разных странах созданы и доведены до испытаний в полевых условиях более 300 ГМ-сортов сои. Из них значительную часть представляют формы, устойчивые к насекомым-вредителям и гербицидам. Сегодня в мире на законодательном уровне уже разрешено к применению более 130 видов трансгенных растений (21 сортов сои), другие сорта еще проходят тщательное изучение в лабораторных и полевых условиях.

 

ГМ-соя в России и в мире

 Сегодня отмечается стабильный рост площадей, занятых ГМ-культурами в мире; так за последние 20 лет площади под генетически модифицированные организмы (ГМО) увеличились почти в 65 раз, достигнув к 2015 г. более 168 млн га (соя, кукуруза, хлопок, рапс). Среди всех выращиваемых ГМ-культур наибольшую долю занимает соя – до 60%, и ее посевные площади в мире постоянно растут [6].

Применение новых, в том числе трансгенных сортов с начала 80-х гг. позволило увеличить урожаи сельскохозяйственных культур в мире на 2-3% в год, что приблизило возможность решения глобальных продовольственных проблем. Стоит отметить, что рост урожайности связан не только с генетическими модификациями, но и с общей интенсификацией сельского хозяйства.

Отвечая на вопрос о целесообразности создания новых ГМ-сортов растений (в том числе сои), которые сейчас доминируют на мировом c/х рынке (рис. 2) [7], стоит в первую очередь обратить внимание на оказавшееся возможным повышение продуктивности культур на 15-30%, снижение конечной цены для потребителей пищевых продуктов и более эффективное использование природных ресурсов, что позволит удовлетворить спрос на доступное продовольствие при прогнозируемой в 2020 г. численности населения Земли около 8 млрд чел., а в 2050 г. – 9,1 млрд чел. [8].

Рис. 2. Доля ГМ-растений от общей площади посева основных культур в мире в 2015 г., млн га (FAO).

 

Важно понимать, что генетическая модификация является лишь одним из направлений сельскохозяйственной биотехнологии растений, среди которых можно выделить ставшие уже традиционными (биоудобрения и биопестициды, культура ткани и проч.) и высокотехнологичные (например, маркерная селекция). В отличие от ГМО, растения и конечные продукты, полученные при помощи других биотехнологических приемов, обычно не требуют специальных разрешений и больших расходов для промышленного внедрения, даже когда методами клеточной инженерии растений скрещивают филогенетически отдаленные виды растений, относящиеся не только к разным родам, но и даже к разным семействам.

До сих пор окончательно не решен вопрос о воздействии на организм человека генетически модифицированной растительной продукции – на мировой научной арене разворачивается широкая дискуссия о целесообразности расширения ареалов возделывания трансгенной сои и долгосрочных последствиях от ее использования в пищевой и перерабатывающей промышленности.

Наряду с повсеместным внедрением ГМО в мировой сельскохозяйственный оборот и их активным использованием в пищевых целях, в социокультурном пространстве российского общества сформировалось резко негативное отношение к любой ГМ-продукции, включая продукцию из сои, а также негативное отношение к сое как сельскохозяйственной культуре, даже если она выращена в России из семенного материала без генетических модификаций. Этот феномен отражается в полном запрете на выращивание ГМ-сои в России (законопроект № 714809-6 утвержден Советом Федерации 29.06.2016; вступил в силу с июля 2016 г.) и также в избираемых агрокомпаниями на российском рынке маркетинговых «без ГМО» стратегиях [9].

Само содержание в продукции соевого компонента сегодня воспринимается в России как негативный факт. Отечественные потребители каждый день сталкиваются с продукцией, содержащей сою (соевое мясо, шоколад, молоко, сыр, соусы и проч.), но продолжают повторять анти-соевые лозунги. Следует отметить, что в других регионах мира, например, в ряде стран Европы и Северной Америки, зачастую наблюдается противоположная ситуация, – последние годы выделился сегмент рынка соевой (в том числе ГМО) продукции, показывающий рост и набирающий популярность.

 

Рынок пищевой продукции, произведенной из ГМ-сои

 В России с 2001 г. НИИ питания РАМН совместно с Роспотребнадзором проводит специализированный мониторинг оборота пищевой ГМ-продукции, который показал, что доля продукции из ГМ-сои в 2002 г. (преимущественно сои линии 40-3-2, устойчивой к глифосату) составляла около 20%. При этом анализ российского рынка соевой продукции в 2015 г. показал, что доля соевой продукции собственного производства на отечественном рынке составляет около 30%. Основной объем из которой приходится на соусы (65%), небольшой популярностью пользуются напитки – 5%; в тоже время сгущенная молокосодержащая продукция, имеющая потребительский спрос, и вовсе отсутствует [10]. Это означает, что по остальным позициям на российском рынке соевые продукты представлены импортной продукцией, в большинстве случаев произведенной с использованием ГМО. Таким образом, несмотря на то, что на территории нашей страны ГМ-соя не выращивается в промышленных масштабах (запрещено законом), то на внутренний рынок все равно поступает значительное количество ГМ-сои и соевой продукции за счет импорта. Получается, что законодательный запрет на выращивание трансгенной сои в России не защищает нашего потребителя от ГМО-продукции, ведь до 70% импортной соевой продукции может содержать модифицированную сою, выращенную в США, Бразилии, Европе и других регионах мира.

Кроме того, несмотря на законодательный запрет выращивания ГМ-сои в России, в 2014 г. по предположительным оценкам FAO она занимала до 13% от общей площади посевов этой культуры за счет использования иностранного семенного материала (рис. 3) [11].

Рис. 3. Доля ГМ-сои в общей посевной площади сои в 2014 г. (FAO), %

 

Таким образом, несмотря на то, что в России запрещено промышленное возделывание модифицированной сои и других ГМ-растений, импорт и использование ГМО в пищевых и кормовых целях у нас разрешены: трансгенная соя — первый продукт из импортируемых генетически модифицированных источников, который обосновался в России. В 1999 г. трансгенная соя была официально зарегистрирована главным государственным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко. С 2002 г. на территории России информация об использовании ГМ-сои в составе продуктов питания обязательно должна присутствовать на этикетке товара, если её содержание превышает 5%, а с 2007 г. в соответствии с Федеральным законом от 25.10.2007 г. № 234-ФЗ пищевая продукция, содержащая более 0,9% ГМО, подлежит обязательному этикетированию [12]. Любопытно, что для привлечения внимания покупателей в маркетинговых целях часто используется маркировка «без ГМО» даже на той продукции, где ГМ-соя присутствовать не может в принципе.

В тоже время, многие привычные товары (шоколад, колбасные изделия, масло и др.) производятся с использованием сои, в составе таких товаров можно встретить соевый лецитин или другие соевые компоненты. Благодаря своему уникальному биохимическому составу и возможности балансировать продукты питания как по содержанию масла и белка, так и по незаменимым аминокислотам, соя признается ключевой культурой в обеспечении продовольственной безопасности России [13].

Получается, что на рынке пищевых продуктов России присутствует два типа продукции: отечественного производства из собственной сои без генетических модификаций и остальная соевая продукция, в производстве которой с высокой долей вероятности использовалась иностранная ГМ-соя и которая на данный момент преобладает на прилавках российских магазинов.

Помимо готовой пищевой продукции, произведенной из ГМ-сои и попадающей в наши магазины за счет импорта, важно учитывать ГМ-соевую кормовую базу животноводства. Значительная часть кормов для сельскохозяйственных животных закупается за рубежом и содержит в своем составе ГМ-растения и их производные. В связи с этим была разработана Программа развития соеводства Российской Федерации на 2015-2020 гг., в которой делается упор на необходимость ГМ-импортозамещения пищевой и кормовой соевой продукции к 2020 г., включая сою и продукты ее переработки: шрот, рыбные корма, изоляты, концентраты, мука, молоко, заменитель цельного молока и др. В программе отмечается, что от замены импортируемых соевых изолятов и концентратов, производимых из иностранной ГМ-сои, на российскую негенномодифицированную продукцию, будет достигнута годовая экономия в размере 25 млрд руб.

 

Заключение

 Далеко не все люди в нашей стране осознают несостоятельность анти-соевых настроений. Каждый год соя включается в состав все большего количества продуктов питания – как российских, так и импортных. Несмотря на ведущиеся споры относительно опасности использования ГМ-продукции в пищевых и кормовых целях, важность и ценность сои для решения продовольственных задач человечества неоспорима, а учитывая тот факт, что в России выращивают преимущественно «натуральную» сою (без генетических модификаций), очевидна не только ее безопасность, но и большой положительный эффект от промышленного использования этой культуры.

В тоже время немногие знают, что на прилавках наших магазинов присутствует до 70% импортной соевой продукции. Так как в России запрещено выращивание ГМ-сои, потребности внутреннего рынка сегодня обеспечиваются в основном за счет импорта сои и соевой продукции из других стран, в которых большая часть посевных площадей занята именно ГМ-культурами.

Получается, что законодательный запрет выращивания ГМ-сои никак не защищает отечественного потребителя, но в то же время санкционированный импорт продукции с ГМО наносит урон отечественному сельскому хозяйству и препятствует импортозамещению. Необходимо определиться: если полностью запрещать выращивание ГМ-продукции, тогда следует и запретить ее импорт; или наоборот – разрешить нашим сельхозтоваропроизводителям самим выбирать, что выращивать. К тому же, несмотря на все запреты, ГМ-соя так или иначе выращивается в России уже сейчас – по предположительным оценкам FAO, ГМ-соя в России занимает до 13% от общей площади посевов этой культуры в нашей стране за счет использования иностранного семенного материала. Это приводит к мысли, что если появление ГМ-продукции в России в любом случае неизбежно, то может быть лучше контролировать этот процесс, чем пускать выращивание ГМО на самотек?

 

Литература:

  1. FAO Statistical Pocketbook 2015, URL: http://www.fao.org/3/a-i4691e.pdf
  2. Устюжанин А.П. Стратегия развития соевого комплекса России // Земледелие, 2010. – №3. – с. 3-6.
  3. Методические рекомендации МР 2.3.1.2432-08. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации. – М., 2008. – 50 c.
  4. О текущей ситуации в агропромышленном комплексе Российской Федерации в декабре 2015 года. URL: http://www.mcx.ru/documents/document/v7_show/34616..htm
  5. Долгинова В. А. Соя в России: без ГМО. — НИА Природа Москва, 2016. — С. 111.
  6. ProdSTAT: Crops – FAOSTAT database. URL: http://faostat.fao.org
  7. James, C. 2015. 20th Anniversary (1996 to 2015) of the Global Commercialization of Biotech Crops and Biotech Crop Highlights in 2015. ISAAA Brief No. 51. ISAAA: Ithaca, NY.
  8. Состояние рынков сельскохозяйственной продукции: 2015–2016 годы. – Рим: ФАО, 2015. – 103 с.
  9. Долгинова В. А., Рыбальский Н. Н. Cоя как важнейший биоресурс для обеспечения продовольственной безопасности России // Использование и охрана природных ресурсов в России. — 2016. — № 2. — С. 37–45.
  10. Frost & Sullivan Biotechnology outlook (Russian market), 2014. URL: http://ww2.frost.com
  11. The results of the FAO survey on low levels of genetically modified (GM) crops in international food and feed trade, Rome 2014.

URL: http://www.fao.org/fileadmin/user_upload/agns/topics/LLP/AGD803_4_Final_En.pdf

  1. Федеральный закон “О внесении изменений в Закон Российской Федерации “О защите прав потребителей” и часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации” от 25.10.2007 N 234-ФЗ
  2. Программа развития соеводства Российской Федерации на 2015-2020 гг. URL: http://www.ros-soya.su/24124_Program.doc

 

Сведения об авторах:

В.А. Долгинова, к.б.н.,

Н.Н. Рыбальский, к.б.н.

 

GM soya in Russia

V.A. Dolginova, PhD in Biology

N.N. Rybalskiy, PhD in Biology

The article explains the use of soy in solving food security issues. Made a short review of genetic plants research in agriculture. Showed the propagation of GM soy in Russia and in the world. Analyzed the question of the appropriateness of the use of transgenic soybean varieties. Reviewed the market of food products produced from genetically modified soy. Posed the problem of the import of products from soybeans, in most cases produced using GMOs. Discussed the feasibility of a legislative ban of GM soy cultivation in Russia. Considered the possibility of GM food and feed import, and soybean production to ensure food security of Russia.

Key Words: natural soy, non-GMO, GM soy, GMO soybeans, soybeans in Russia, growing soy, food security, soybeans, the fight against hunger, food, soybean market, the food problem, a protein deficit, a development strategy soy production, food supply, soy cluster, social and cultural phenomenon.